Кирилл Шарков

Психолог-психотерапевт, ведущий Медиажурнала «Психотерапия в России». Санкт-Петербург

Тел.: +7 (921) 431-77-81

Навязчивости. Обсессивно-компульсивное расстройство

Видеожурнал Психотерапия в РоссииМедиажурнал "Психотерапия в России". Выпуск №29 (май 2015).
Тема выпуска – "Навязчивости. Обсессивно-компульсивное расстройство".
Гости студии:
Дмитрий Викторович Ковпак, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, председатель Ассоциации Когнитивно-Поведенческой Психотерапии;
Антон Владимирович Ежов, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, член Общества практикующих психологов.

Суммируете цифры автомобильных номеров? Проверяете по несколько раз, выключили ли воду и газ? Переступаете через закрытые люки и трещины на тротуаре? Увидели черную кошку и плюнули три раза через левое плечо? Верите в приметы? Перемываете по несколько раз руки? Читайте Фрейда о "психопатологии обыденной жизни"... Вероятно, Вы склонны к навязчивым реакциям. Все мы в той или иной степени им подвержены. Неопределенность сегодняшнего дня создает большие возможности для взращивания тревоги. И наша психика ищет способы, как защитить себя от объемов этой тревоги. Но когда навязчивости перехлестывают в клиническую область, и когда нужна профессиональная помощь психотерапевта? Что такое "обсессивное поле семьи"? И что нужно делать семье, чтобы ребенок, которого они воспитывают, вырос склонным к навязчивым реакциям человеком? Какие задачи обычно ставит перед психотерапевтом страдающий навязчивостями пациент? Какое место занимает медикаментозная терапия в лечении обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР)? Что нужно делать психотерапевту, чтобы помочь обсессивному клиенту перестать останавливать себя раньше, чем он будет остановлен окружающей его средой? Об этом и многом другом в очередной передаче на клиническую тематику с участием врачей-психотерапевтов, кандидатов медицинских наук, Дмитрия Ковпака и Антона Ежова.

Дмитрий Ковпак о сложностях работы с навязчивостями: "Тревога, касающаяся навязчивых действий и мыслей, - это многоуровневое состояние. На поверхности понятна нелепость этих действий, их ошибочность. И казалось бы, здесь работа может строиться на разъяснениях этих ошибок. И многие, особенно родственники, и пытаются сказать, что "это глупости", "это ерунда", "перестань это делать", "возьми себя в руки", "соберись, тряпка". И это не дает эффекта. Наоборот, это еще больше усиливает аффект (чувство), который вынужден был задавлен и структурирован этими обсессиями и компульсиями. Поэтому здесь мы имеем проблему, когда часто начинающие специалисты видят в этом легкую задачу, но опытные специалисты понимают, насколько трудоемкий процесс выстраивания отношений с таким клиентом, прохождения через его многочисленные защиты не только от мира, но и от терапии, через его рационализации ("Я всё понимаю, но сделать ничего не могу"). Это послойный и очень кропотливый процесс".

Антон Ежов о том, что может сделать психотерапевт: "Проблема заключается в том, что обсессивный пациент постоянно пытается сделать какой-то идеальный выбор, принять какое-то идеальное решение, которых, как известно, не существует. И он "зависает" на стадии сканирования себя и чаш весов, постоянно взвешивает, сомневается и решение не принимает. Задача психотерапевта - поддерживать осознанность в той точке, где существует максимальное напряжение, перед действием. Важно делать осознанным для клиента те механизмы, которые не приводят к действию, а приводят к тому, что потребность, которая является значимой для клиента, уходит в фон, теряет свою энергию, теряет свою актуальность".